Трасса 66: дорога беглецов, которой нет на картах

20 января 2020 г. 17:50

…Эта старая трасса напоминает хорошо одетого старика, который сохраняет достоинство, переставляя ноги в отчищенных ботинках, пусть погруженные в обувь конечности и дрожат. В ней есть такое же благородство, и десятки прожитых лет за спиной, и слава, и история…

Сейчас уже не вспомню, когда впервые услышала о Трассе 66. Может быть, эта была Get your kicks on Route 66 в исполнении любимых «Стоунз», может, она засела в голове после «Гроздьев гнева» Джона Стейнбека, романа – гимна Матери дорог. Именно он дал ей такое имя, окрестив заодно и «путем беглецов».

В общем, в какой-то день или час для себя я поняла одно: пусть США не стоит в списке приоритетов в моей карте путешественника, но увидеть своими глазами Шоссе 66 я хочу.

Пикантность ситуации заключалась в том, что как иные романтики – сесть за руль и проехать все 4 000 километров, арендовав машину, — я не могла. Просто потому что пешеход, а не водитель. Поразмыслив, решила увидеть хотя бы начало и конец и, если повезет, еще пару-тройку пунктов по дороге, растянувшейся через все Штаты с востока на запад, от Чикаго до побережья Тихого океана.

Сборы и прочее оставим за бортом. А вот об истории шоссе рассказать стоит.

Первая федеральная трасса США была открыта 11 ноября 1926 года, почти сто лет назад, когда отчаявшиеся найти работу и спасение для семьи сотни тысяч разорившихся во время Великой депрессии фермеров и заводских рабочих потянулись с юга страны в Калифорнию. «Золотая лихорадка» охватила всю страну. Но выиграли в ней немногие, так что желание властей построить дорогу через всю страну совпало с жаждой сотен нищенствующих людей найти пенни на кусок хлеба.

Деньги на строительство, которых не было у государства, дали двое предпринимателей – Крис Айвери и Джон Вудруф. По плану Шоссе 66 проходило по восьми штатам: Иллинойс, Миссури, Канзас, Оклахома, Техас, Нью-Мексико, Аризона и Калифорния.
Название строящемуся 66-му по счету шоссе в США дал дорожный инженер, руководивший работами – Сайрас Айвери. К 27-му году на дороге появились знаки, а к 36-му — асфальтовое покрытие.

Главную улицу Америки строили, не роя туннели, оттого и сейчас следовать по ней – одно удовольствие. Извилистая, ныряющая по холмистой местности, сворачивающая за косогоры, она дарит то самое чувство, когда солнце в лицо, ветер в волосах и чувство абсолютной свободы, в котором купаешься как в теплой ванне.

Ничем не испорченный пейзаж притягивает взгляд. А посмотреть по дороге есть на что: загадочная Трасса 51, арка в Сент-Луисе, пещерный комплекс Meramec Caverns, уйма музейчиков и метеоритный кратер. Фермы, племена коренных американцев, современные индейские поселения, шахты. Снег и солнце, пустыня и небоскребы – каждый найдет себе что-то по душе.

Лично для меня вершиной красот 66-й стал Гранд Каньон. Необъятный, древний, меняющийся постоянно и неизменно величественный – определений ему можно дать сотню. К слову, знакомые путешественники говорят, что чем-то Большой Каньон напоминает гористые склоны Дагестана. Теперь подумываю съездить и сравнить.

Жизнь после смерти? Трасса 66 знает и такое. Официально она превратилась в дорогу-призрак в середине 80-х, когда выровнявшие пейзаж хайвеи окончательно задавили старушку-Мать. К жизни в новом статусе ее вернули люди.

Опустевшие после исключения 66-го шоссе из списка действующих автомобильных дорог США местечки стали закрываться. Но люди – владельцы маленьких придорожных парикмахерских, кафешек и мотелей, маленьких музеев, в которых выставлялись собранные за годы коллекции всего, что было связано с Матерью всех дорог, — были живы.

На протяжении нескольких лет шла настоящая борьба за то, чтобы узкая, местами потрескавшаяся и извилистая дорога осталась жива. Интересно, что к движению подключились не только те, кто мечтал сохранить свой маленький уютный бизнес, – в числе защитников оказались жители буквально всех штатов. И миллионы гостей из-за рубежа, когда-то унесшие в своем сердце кусочек старой дороги.

Американцы любят общественные объединения, так что не удивительно, что в ходе начавшейся борьбы за жизнь 66-й на свет появилась общественная ассоциация, филиалы которой действуют в США до сих пор в каждом из восьми штатов. В общем, в 1990 году Трасса 66 получила статус Historic Route, и историческая достопримечательность вступила в новую эпоху – туристическую.

В 90-е по постановлению Сената из федерального бюджета выделили 10 млн долларов, чтобы привести в порядок Мать-дорогу. На ее изгибы вернулись дорожные знаки, на полотне появились отметки о статусе, многочисленные бензоколонки были восстановлены, а вокруг них – часто и внутри – появились музеи. В пользу 66-й сработало и то, что с нее можно легко свернуть, добравшись до Сан-Франциско, Лас-Вегаса, Долины Монументов, плотины Гувера и Нью-Йорка, ведь конечные точки – Чикаго и Лос-Анджелес – дают туристам такой шанс.

Ну все, хватит истории. Вернемся на Рут-66. Обычно по ходу путешествия я делаю заметки, чтобы не забыть разведанные факты и особо «пикантные» подробности. Но не в этот раз. Решила пустить все на самотек, ведь не так часто приходится следовать по отметкам дороги, которой нет на картах.

Факт остается фактом: едва прилетев в Чикаго, взяв гида за грудки и мрачно проигнорировав все попытки рассказать о смене городских мэров и водоснабжении, я заставила отвезти себя к началу легендарного шоссе. Ошибиться было нельзя – о том, что именно здесь, на пересечении Адамс-стрит и Мичиган-авеню напротив Музея искусств Чикаго, начинается Route 66, говорит табличка. Только вдоволь налюбовавшись на исторический столб и придя в себя от торжественности момента, я смогла двигаться дальше.

Город ветров встретил меня согласно своей репутации: в декабре в Чикаго лучше не показываться. Ветрище без снега в минус семь легко превращает ваше желание сфоткать залитый солнцем берег озера Мичиган в стремление заскочить в ближайший «Старбакс» и глотнуть кофе.

Подзаправившись и оглядевшись, я поняла, что поездка в Чикаго – это судьба. Во второй раз за всю историю приключений за рубежом осознала, что репутация превышает ожидания. За исключением холода, окружающее удивляло. Небоскребы не давили, как в НЙ, а забавляли, улицы находились сами собой, а в местном музее искусств обнаружилась роскошная коллекция импрессионистов.

 В общем, если вы услышите шаблон про «город небоскребов», можете смело кривить рот. Многоуровневый, с железнодорожной «Петлей» в центре, он найдет, чем вас развлечь. Где еще, усевшись в автобус, можно дернуть за веревку, чтобы водитель притормозил на остановке? Тем, кто любит погорячее, рекомендую взобраться на Уиллис-тауэр и попрыгать на стеклянном балконе Скайдеск  с 400-метровой бездной под ногами.

Из Чикаго за час можно добраться до музея мотоциклов «Харлей Дэвидсон». Кинуть кости на вокзале Юнион-стейшн и выйти в Милуоки. Согласитесь, отличное дополнение к путешествию – посидеть на байке Терминатора.

К слову, вот еще одна сторона 66-й: славу дороге обеспечили музыканты и писатели. Началось все с того, что после путешествия по Шоссе 66 джазмен Томми Дорси написал «Get your kicks on Route 66» — гимн магистрали. Ее перепели Нат Кинг Коул, Каунт Бейси, Чак Бэрри, Бинг Кросби и десятки других музыкантов. В создание легенды свою лепту внес Джон Стейнбек в «Гроздьях гнева» (1939 год). В романе именно он назвал ее путем беглецов, матерью американских дорог. Оцените текст:

«Федеральная дорога 66 — это путь беглецов, путь тех, кто спасается от пыли и оскудевшей земли, от грохота тракторов и собственного обнищания, от медленного наступления пустыни на север, от сокрушительных ветров, дующих из Техаса, от наводнений, которые не только не обогащают землю, но крадут у нее последние силы. От всего этого люди бегут, и на Трассу 66 их выносят притоки боковых шоссе, узкие проселки, изрезанные колеями дороги в полях. 66 — это главная трасса, это путь беглецов».

Именно такой наверняка она и была тогда, в 30-е годы ушедшего века. А столицей теперь уже исторического Шоссе 66 стал Зелигман, городок на территории Калифорнии, вечный приют байкеров и туристов, спешащих поглазеть и прервать дыхание перед мощью Гранд-Каньона.

В Зелигмане я зашла в небольшой магазинчик, торгующий сувенирами Трассы. За кассой оказалась улыбчивая высокая американка лет сорока со слегка загрубевшим лицом. И да, это была блондинка в джинсах – классический персонаж, который попадается в девяти из десяти лент о Западе и Аризоне. Любопытство заставило ее задать вопрос: «Вы откуда?», на что я, слегка напрягшись, ответила «Из России. Бу!»

В ответ услышала хохот и вполне пристойно произнесенное «Привет!». Она проговорилась, что в городке сейчас тусуются местные байкеры, попутно указав на место стоянки. Прихватив заветный магнитик, отправилась туда. И увидела стройный ряд блестящих байков, в числе которых попались и уже знакомые по Милуоки «харлеи».

Хочу вам сказать, что понять Трассу 66, не проехав по ней под соответствующее музыкальное сопровождение — к примеру, «Never Gonna Be Alone» Nickelback – не получится. Как и избежать объятий от ее самых преданных фанатов – байкеров, которых можно встретить по пути в самых неожиданных местах – городке Уильямсе или призраке приюта золотоискателей Калико. Или подкараулит вас в лакшери-местечке Беверли-Хиллз.

Она уведет вас из каменных джунглей многоликого Чикаго на солнечный берег Санта-Моники, проведя через множество преград и подарив новые знакомства. А закончится ее и ваш путь на песке Лос-Анджелеса, где даже в октябре в волны Тихого океана с восторгом бросаются отчаянные купающиеся.

Если повезет, то на берегу под шум волн можно увидеть стремительно садящееся солнце, почувствовать, как быстро остывает песок, и уже почти в темноте сделать последнее фото. Рядом с отметкой «Санта-Моника. Конец трассы 66».

Пожалуй, вот и все. Как там поется в старой песне?

«If you ever plan to motor West
Travel my way, take the highway, that’s the best
Get your kicks on Route 66»…

Наталья КОНСТАНТИНОВА.

Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.