Александр Кривовичев о «старейшем» фестивале

9 сентября 2021 г. 10:28

Его уже не первый раз открывает Малый театр России. Накануне «Фестиваля старейших театров России в Калуге» мы расспросили об особенностях форума директора Калужской драмы и Ассоциации старейших театров России Александра КРИВОВИЧЕВА.

− Что значит для города принимать на восьмом фестивале Малый театр?

− В период распространенных сегодня театральных новаторских «изысков» прекрасно, что в России есть театр-остров, который Юрий Мефодиевич Соломин уже долгое время холит и лелеет, держит оборону.

Малый – национальная жемчужина русского театра, сохраняющий его традиции Юрий Мефодиевич, президент Ассоциации старейших театров России, не раз приезжал в Калугу, принимал участие в открытии единственного в мире памятника зрителю в 2002 году.

Калужская драма связана с Малым издавна. Бывший главный режиссер нашего театра Роман Соколов во время своей работы в Малом поставил там «Конька-горбунка». Нынешний приезд Малого со спектаклем «Женитьба» важен для того, чтобы зритель в Калуге увидел и понял, что существует национальная театральная школа, созданная Щепкиным, Мочаловым, Щукиным. Сейчас Малый театр является хранителем этих традиций.

Это нужно для того, чтобы мы не потеряли поколение, как предыдущее. Смотрите программу фестиваля − там одна классика. Мы станем как бы малым филиалом Малого театра. Мы стараемся удержать фестивальную марку. Только классикой, ее восприятием, ее популярностью мы можем определять моральный, нравственный уровень культуры нашего общества.

Мерило таланта режиссера − способность поставить грамотно азбуку классики. Задача фестиваля — не терять драматургическую, режиссерскую, актерскую школы. Каждый театр имеет свою аудиторию, и многие люди разных поколений выбирают именно традицию, классику. Я против того, когда новоявленные режиссеры применяют свое новаторство, например, на «намоленной» другими людьми сцене МХАТа. Езжай в Южное Бутово и посмотри, сколько зрителей соберет твоя новаторская постановка. Я против переписывания Гоголя, Островского.

Если хочешь выразить что-то новое, напиши новую пьесу сам. Не есть ли такое перекраивание классики процессом разрушения нашей национальной русской культуры?

− Что, на ваш взгляд, является изюминкой фестиваля?

− Изюминка всех без исключения фестивалей «Старейшие театры России в Калуге» состоит в том, что мы предпочитаем классику в ее традиционном прочтении. Еще одна изюминка будет заключаться в том, что калужский зритель увидит семнадцать спектаклей − десять на большой сцене, и семь − нa малой.

В формате «актер и коврик» вы увидите грузинский и болгарский спектакли, то есть фестиваль стал по-настоящему международным. Кроме того, пройдут читки новых пьес, мастер-классы, будет идти работа в лабораториях критиков, режиссеров.

− Какую премьеру готовит наш театр на суд критиков?

− «Горе от ума», это пьеса для всех времен и народов.

− Каждое слово вошло в поговорку!

− Этой пьесой раньше проверяли труппу. Если в ней есть подходящие исполнители всех персонажей, значит, труппа сбалансированная. Спектакль поставил Роберт Манукян, который работал у нас лет пятнадцать назад. Чацкого играет Кирилл Бессонов, Фамусова – заслуженный артист России Сергей Лунин, Софью – Анастасия Семесенко…

− Репертуар может быть очень классический, а потом режиссер Нина Чусова шкурку банановую положит на сцену, Катерина поскользнется, упадет и воскликнет: «Почему, блин, люди не летают как птицы»… Будет ли классической трактовка?

− Все спектакли нам рекомендует арт-директор фестиваля Григорий Заславский, известный театральный критик.

− Вы всегда очень творчески подходите к призам для участников. Вижу на вашем столе малую пластику. В ней сочетаются два идеала абсолютной гармонии: полумаски с лиц Аполлона Мусагета и Венеры Милосской.

− Приз сделала обнинская фирма из металла и зеленой яшмы.

− Классическая трактовка отвергает использование мата в спектакле. Ваше мнение о нецензурной брани со сцены?

− Наверное, во мне скопилось какое-то количество нафталина. Я считаю, что есть какие-то интимные вещи, которые не стоит выставлять на всеобщее обозрение. К такому эксгибиционизму, раздеванию при всех, относится и использование непечатной лексики. Я несколько раз задавал юношам, которые матерятся при девушках, вопрос: «А как ты будешь ей в любви объясняться?»

Я отношусь к использованию мата в театре нетерпимо, нетолерантно. Если в пьесе нужно шокирующее слово, оно должно быть оправдано, но когда на мате разговаривают… Театр Эсхила, Софокла, Еврипида, Шекспира как-то существовал без этого. Я не очень представляю себе Евгения Багратионовича Вахтангова, который матерится. Не надо показывать всем свои трусы.

− Тем более что они никому не интересны. Но грантополучатели должны соответствовать тем нормативам, которые прописаны грантодателями…

− Я вижу, что идет деградация. Есть знаменитая и проводимая в жизнь теория о том, что для того, чтобы уничтожить Российское государство, нужно сначала уничтожить его язык и культуру. Сейчас это планомерно делается. Спасибо за это телеящику и всем другим СМИ! Сегодня для массы сплетни, кто с кем спит, важнее и интереснее, чем Джоконда. Было, есть и будет: существуют преходящие ценности и непреходящие. Остается, в конечном счете, только вечное, мусор растворяется временем.

– В Калуге разрушается дом № 5 по улице имени Луначарского, где восемь лет жил Николай Соловьев. Соавтор Островского, он написал в содружестве с ним три комедии, в том числе «Женитьбу Белугина». Возможно ли его восстановить, создать там музей истории театра?

− Театр не может взять этот дом на свой баланс. Для восстановления его до музея-квартиры нужна политическая воля. Есть власти города, есть краеведческий музей… Мы можем только поддержать общественное движение.

Театралы, нужен ли Калуге музей соавтора Островского рядом с домом Яковлева, который не раз обещали восстановить? Или на этом месте возникнет очередная точечная застройка «элитного» дома?

Маргарита РАЗУМИХИНА.

Фото автора, Анны ЗОЛОТИНОЙ и из архива Малого театра.

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *