Слёзы и смех в Малом театре

30 мая 2021 г. 13:16

Калужская драма подарила зрителям цветение театрального искусства, яркий букет гастролей.

Сначала – Дагестанский театр, теперь – Малый, а вскоре – Минский музыкальный!

Связи Калуги с отцом драматических театров России так долги и крепки, что директор театра Александр Кривовичев даже назвал нашу драму «малым филиалом Малого театра».

На пресс-конференции два народных артиста России, Владимир Носик и Людмила Полякова, рассказали так много интересного о жизни и творчестве, что мы поведаем об этом отдельно, в преддверии очередного фестиваля старейших театров России в Калуге. Который откроет Малый театр!

Первый вечер встречи с Малым утонул в слезах зрителей. Спектакль «Дальше – тишина…» театралы помнят по пронзительной телевизионной версии театра имени Моссовета 1978 года. Режиссер-постановщик Анатолий Эфрос, актеры Фаина Раневская и Ростислав Плятт превратили сценарий Виньи Дельмар «Уступи место завтрашнему дню» в трагедию Софокла. Нужно было обладать изрядной отвагой, чтобы после титанов взяться за эту работу.

Смелость оправдалась. Поставил спектакль народный артист СССР Юрий Соломин, сыграл тонкий ансамбль, в венце которого страдала пара, разлучаемая друг с другом и с самой жизнью. Чету стариков Куперов воплотили народные артисты России Владимир Носик и Людмила Полякова.

Раньше сюжет проходил под рубрикой «их (капиталистические) нравы». Сегодня эти игры алчности, подлости, жестокости – обыденность. Шесть народных артистов России и два заслуженных показали пучину безысходности.

Спектаклю дала название заключительная строка «Гамлета», а содержание его отсылает к другой трагедии Шекспира, «Король Лир». Старики подарили пятерым детям не королевство, а жизнь, любовь, образование. И остались ни с чем, ненужными, как пустая шкурка плода.

«К богатым родителям дети относятся лучше», наследство ждут. Когда Куперы потеряли дом, взрослые отпрыски отказались выручить их. Чем не «Легенда о Нараяме»! Зрители и зрительницы не просто вытирали слезы, а едва сдерживали рыдания, всхлипывали.

Художник-постановщик, заслуженный работник культуры России Александр Глазунов создал передвижные декорации, которые сделали действие динамичным, как фильм. Художник по костюмам (Алексей Трефилов) подчеркнул правдивую деталь – чем больше бриллиантов на «Регане» и «Гонерилье», тем они бесчувственнее.

Может, родители плохо воспитали своих детей? Но «жить в обществе и не быть зависимым от общества нельзя», сегодня оно выжигает порядочность, чувствительность каленым железом.

Раневская говорила: «Мы будем рыдать настоящими слезами, чтобы, посмотрев сегодня спектакль, кто-то лишний раз позвонил своим родителям в Вездесранск. А уж чтобы отправить самих родителей в приют сердце не повернулось. Пусть рвутся наши сердца, чтобы другие стали хоть чуть лучше и чище».

Так сыграл и великий Малый.

Вторым спектаклем, представленным Малым театром, стал шедевр Островского «Не все коту масленица». В год своего 150-летия пьеса поразила актуальностью. Зал смеялся весь вечер, устроил овацию и завалил гостей цветами.

Нет ничего сложнее классической, якобы реалистической формы. Она «не читки требует с актера, а полной гибели, всерьез». В незабываемой постановке 1978 года приказчика Ипполита играл Виталий Соломин, воздушный, искрящийся, как музыка Моцарта. И весь ансамбль был безупречен. Поэтому пьесу, далекую от тогдашних реалий советской жизни, как туманность Андромеды, смотрели и пересматривали.

Сегодня постановщик, заслуженный деятель искусств России Виталий Иванов, не имея на руках джокера, затеял игру в лубок, народную драму. Эта стилистика вместе с костюмами, будто сошедшими с полотен Кустодиева (Алексей Трефилов), создает атмосферу водевиля, шутки. Но нынче в этой шутке слишком большая доля правды.

Если в 1978 году зритель потешался над купцом-самодуром как над уродством феодализма, то сегодня чуть не каждую реплику, позу самовозвеличивания встречал хохот узнавания. Исполнителю роли богатея Ермила Зотыча Ахова, заслуженному артисту России Виктору Низовому было с кого достоверно лепить образ. И зал смеялся: «Ну, точно, как мой начальник (или начальник моего начальника)!»

Ипполит, его приказчик (Владимир Тяптушкин,) показал чудеса акробатики. Над спектаклем работали пять заслуженных артистов России! Декорации, красочные, как конфетная коробка (заслуженный работник культуры России Александр Глазунов), скрывали горькие пилюли правды в изящной обертке безупречного языка Александра Николаевича.

«И какая это подлость в людях, что завели такой обычай – деньгам кланяться! Отыми у него деньги, вся цена ему грош; а везде ему почет, и не то что из корысти, а как будто он в самом деле путный. Отчего это не скажут таким людям, что не надо, мол, нам тебя и со всеми твоими деньгами, потому как ты скот бесчувственный».

Московское купечество, обиженное на зеркало за свое отражение, пожаловалось начальству. Комедия «Свои люди – сочтемся!» была запрещена к постановке, а автор уволен со службы и отдан под надзор полиции по личному распоряжению Николая I. Надзор над Островским был снят после воцарения Александра II, а пьеса допущена к постановке только через 11 лет.

Нельзя не напомнить о том, что в Калуге разрушается дом № 5 по улице имени Луначарского, где восемь лет жил Николай Соловьев. Соавтор русского Мольера, он написал в содружестве с ним три комедии, в том числе «Женитьбу Белугина»! В год юбилея города самое время восстановить гнездо драматурга!

Маргарита РАЗУМИХИНА.

Фото Анны ЗОЛОТИНОЙ и из архива Государственного академического Малого театра.

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *