Крылья дарит другим

15 февраля 2021 г. 17:30

С легкой руки Олега Мартынова получили путевку в небо сотни курсантов.

«Олег Николаевич Мартынов – настоящий ас и вот такой человек!» – коротко, но эмоционально выразил свое мнение об учителе один наш коллега, который теперь сам садится за штурвал самолета в качестве пилота.

С легкой руки Мартынова получили путевку в небо сотни курсантов. Многие из них попали в большую авиацию, летали в ВВС и гражданской авиации командирами больших кораблей. С некоторыми из них он до сих пор «на связи». Олег Николаевич сейчас работает летчиком-инструктором в Московском областном аэроклубе, а несколько лет назад учил летать на аэродроме под Козельском.

Свой путь в авиацию он начал почти сорок пять лет назад в Московском аэроклубе. Мечта стать летчиком зародилась в школьные годы, после одного из полетов на Ан-2. Тогда из каждого областного города в районные поселки летали эти самолеты.

Через какое-то время Олег понял, что хотел бы продолжить обучение и получить профессию, связанную с полетами. Аэроклуб выдал способному парнишке направление в училище, единственное, кстати, готовящее летных инструкторов. По его окончании выпускник прибыл в Калужский учебный авиационный центр ДОСААФ (где проработал летчиком-инструктором вплоть до его закрытия в 1992 году), был командиром парашютного звена.

В девяностые годы мало аэроклубов было на плаву, а остальные просто боролись за выживание. Олег Николаевич вспоминает:

– В 1991 году к нам на аэродром в Воротынск прилетал Ельцин. Ему летчики задали вопрос: «Что будет с ДОСААФ и аэроклубами?» Он ответил: «Все сохраним, как есть!» И мы этому поверили.

В итоге сотни аэроклубов и авиационных центров по стране закрылись. Тысячи первоклассных летчиков и авиационных специалистов остались без работы. И Мартынову пришлось в эти лихие годы переквалифицироваться в водители. Но по выходным он все равно летал – подрабатывал в аэроклубе в качестве летчика-инструктора, а также выполнял полеты на выброску парашютистов на самолете Ан-2.

По словам Олега Николаевича, работа летчика-инструктора во многом похожа на работу его земного коллеги, который обучает автовождению. Только ответственность очень большая.

Есть такое понятие, как «вывозной полет». Ученик сначала летает вместе с инструктором, перенимает опыт, приобретает навыки в технике пилотирования. Но затем наступает момент, когда курсанта нужно отпустить одного в самостоятельный полет. Решение о том, когда это нужно сделать, принимает его учитель, и он отвечает за него.

Мартынов говорит, что эту самую ответственность за своего курсанта он чувствует даже тогда, когда тот уже оперился и пилотирует самостоятельно. А он, инструктор, летая с новым учеником, напряженно прислушивается к звуку другого самолета – как он там, все ли правильно делает?

Курсанты у него были разные, кто-то быстро схватывал, кто-то был туговат, но к концу программы все летали устойчиво. Если сомневаешься в ученике после контрольного полета, то самостоятельно не выпускаешь. Но это редко. Для летчика-инструктора важно, чтоб курсант не столько слетал на отлично, сколько справился с допущенными отклонениями. Если было высокое выравнивание на посадке, но ученик вовремя заметил и грамотно исправил – в этом курсанте Мартынов был уверен.

Рассказывает сотрудник медиакорпорации «Калуга Сегодня» Игорь КОРНИЛОВ:

– Помню свой первый ознакомительный полет с Олегом Николаевичем. Я боялся страшно. А он еще тогда сказал: «Ну что, давай слетаем, а то может статься, что обделаешься в полете и больше не захочешь». Полчаса он показывал, что может машина. В один момент поставил рычаг на малый газ. Ощущение было, что мотор остановился и самолет замер… После того как я выдержал, мы стали учиться.

По словам Игоря, Мартынов – офигительный инструктор! Очень правильный – не дает лишних эмоций в тот момент, когда ученик облажался, не сопит, не кричит, как некоторые другие.

А сам инструктор говорил мне, что за многие годы вырабатываются свои фишки в методике летного обучения. Перед самостоятельным полетом в зону на сложный пилотаж он показывал своим курсантам не только поведение самолета на малых скоростях, но и срывал его в штопор в ключевых точках каждой фигуры.

Одни из памятных эпизодов в биографии Мартынова – подготовка и участие в авиационном параде над Москвой в 1989 году. «Звезда» над Тушином – это творение летчиков-инструкторов Калужского учебного авиационного центра ДОСААФ, которые были профессионалами высочайшего класса. Но будет несправедливо, говоря о летчиках, не сказать о техниках и авиационных специалистах, готовивших самолеты и авиационное оборудование к полетам.

– Летчик – это видимая часть айсберга, а все остальные как бы в тени, – говорит Мартынов. – На самом деле это прочная связка – летный и технический состав. Большая благодарность инженерно-техническому персоналу за подготовку самолетов к полетам и их безотказную работу.

Я поинтересовалась у инструктора, были ли у него случаи отказов авиационной техники и суеверны ли летчики?

– Чрезвычайные ситуации в полете были, но немного. Приходилось даже садиться с отказавшим двигателем, но все прошло благополучно. А что касается суеверий: в авиации нет самолета под номером 13, фотографироваться перед полетом – плохая примета, я летаю в старой куртке…

Живых

О своем отношении к опасности и риску, которому часто подвергаются летчики, Олег Мартынов не стал распространяться – не по-мужски это. Посетовал на то, что авиационный и парашютный спорт – дорогостоящее удовольствие, но оно того стоит. По его мнению, уже хорошо, что в Калуге есть парашютный клуб, в котором ежегодно занимаются сотни юношей и девушек. Конечно, если бы у этого клуба были свои самолет и площадка, молодежи было бы в разы больше. Но и на том спасибо.

Елена ГУСЕВА.

Фото из архива Олега Мартынова.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.