Гейне, Макс, Демьянов

17 июля 2020 г. 08:56

Имя советского разведчика Александра Демьянова было возвращено из забвения в 90-е годы прошлого века.

Один из самых блестящих резидентов сталинской эпохи, он появился на свет в Калуге в далеком октябре 1910 года.

Писать о нем трудно. Оттого что хочется много, и постоянно всплывают новые обстоятельства, добавляющие к портрету этой неординарной личности новые штрихи. Знавшие его описывают Демьянова как прекрасно знавшего людей человека, с огромной волей, которую он умел собирать в кулак в доли секунды,  великолепной памятью, молниеносной реакцией и способностью мгновенно принимать решения.

Приятная внешность и отличные манеры завершают портрет. Даже в стане разведчиков Демьянов был белой вороной. И не только благодаря дворянскому происхождению и интеллекту, которому позавидовал бы любой ученый. Дело было в его увлечениях. Так, псевдоним «Гейне» он взял в НКВД после того, как его задержали за чтение стихов запрещенного поэта, в друзьях у инженера-электрика «Мосфильма» (эту должность Демьянов получил по заданию спецслужб) ходил режиссер Михаил Роом, а его хобби была конная езда. Для последней он отстоял право на собственную лошадь, которую и содержал в московском «Манеже». И это в тридцатые годы!

Его старший руководитель — комиссар государственной безопасности 3-го ранга П.А. Судоплатов — писал о «Гейне»:

«К началу войны агентурный стаж Александра насчитывал почти десять лет. Причем речь шла о серьезных контрразведывательных операциях, когда ему приходилось контактировать с людьми, не думавшими скрывать свои антисоветские убеждения».

К тому времени Демьяновым уже интересовались немецкие спецслужбы. Позднее, из воспоминаний Гелена, шефа отдела «Иностранные армии Востока» генштаба сухопутных войск, выяснилось, что еще до июня 1941-го ему было присвоено имя «Макс». А советские чекисты поставили против его фамилии метку: в случае войны с немцами может использоваться как шпион. Пока же нацелили на разработку связей оставшихся в СССР дворян с зарубежной белой эмиграцией и пресечение терактов.

Так кто же был у Александра в предках, раз за него взялись сразу две разведывательные службы лидировавших на тот момент мировых держав? Саша Демьянов был правнуком первого атамана кубанского казачества Антона Головатого, одного из основателей кубанской столицы. Отец Демьянова, казачий есаул царской армии, погиб в Первую мировую, когда Саше исполнилось четыре года. А мать была выпускницей Бестужевских курсов и слыла в Петербурге настоящей красавицей. Сына они возили за границу учить языки, что впоследствии очень пригодилось ему в работе. До революции Демьяновы жили в родовом гнезде, Анапе, после отказались от эмиграции во Францию.

При каких обстоятельствах родители Демьянова оказались в Калуге, история пока умалчивает. Зато известно, когда произошел первый «контакт» с НКВД: в тридцатые годы в Ленинграде. В Москву Демьянов и его мать попали для той самой оперативной работы, которую Саша вел как инженер-электрик, завязывая знакомства с дипломатами, деятелями искусства. Судоплатов, о котором мы уже писали ранее, разработал план радиоигры, которая бы помогла выявить тех, кто сотрудничает с чужой разведкой или хотел бы вступить в контакт с ней.

С началом войны игра превратилась в спецоперацию под названием «Монастырь». А противодействие между разведчиками обрело государственный масштаб. В то время на путь истинного резидента начинающего шпиона Демьянова наставлял легендарный Рудольф Абель — Вильям Фишер, радист № 1 внешней разведки. Он обучал его шифровальному и радиоделу. В двухэтажном здании на улице Луначарского в Москве разворачивались настоящие представления. Фишер шумел, создавая помехи, при приеме и передаче сообщений выкрикивал фразы на разных иностранных языках. Порой над ухом Саши хлопал резко закрываемой шахматной доской, чтобы приучить того к экстремальным условиям работы. Не уходили из здания даже во время воздушной тревоги.

В декабре 1941 года Абель и Демьянов вместе пересекли линию фронта.  В абвере Демьянова подвергли жесткой проверке: немцы угрожали ему расстрелом, имитировали сцену казни. Но своего разведчик добился, а в феврале 1942 года вернулся в Москву, будучи уже двойным агентом. Он поставлял в центр абвера «разведывательные» сведения из Генштаба, от маршала Шапошникова. Попутно на конспиративной квартире принимал «курьеров» немцев — агентов абвера, которые попадали в руки советских спецслужб.  Потом тех либо изолировали, либо перевербовывали.

Тем временем приносил свои плоды «Монастырь», которым занимался Абель. Сталин взял операцию под свой контроль, строго ее засекретив. Используя радиоигру, четвертого ноября 1942 года Демьянов передал: советский Генштаб готовит крупное наступление под Ржевом, а под Сталинградом активных действий не планируется.

Немцы клюнули на наживку и направили резервы, раньше предназначавшиеся для армий, воевавших на Сталинградском фронте, к Ржеву. Около Ржева они советское наступление сдержали, то же, что произошло на Волге в Сталинградской битве, знает каждый школьник.

Летом 1943 года донесения «Макса» не раз заставляли немцев переносить сроки наступления на Курской дуге. Демьянову удавалось успешно дурить голову главе абвера адмиралу Канарису. Почему? Потому что даже британская разведка была уверена: «у немцев в Москве есть важный источник информации в военных кругах».

Донесениями Демьянова хвастался генерал Вальтер Шелленберг, начальник немецкой службы внешней разведки, а генерал Гелен в своих воспоминаниях нахваливал агента «Макса», называя его основным источником стратегической военной информации на протяжении самых трудных лет противостояния: «Работа «Макса» являлась одним из наиболее впечатляющих примеров успешной деятельности Абвера в годы войны», — писал он.

Гелен был прав в одном: донесения от «Макса» поставлялись верхушке вермахта, в том числе Гитлеру. В конце лета 1944 года Демьянов вместе с Абелем стали участниками в контрразведывательной операции «Березино». За ее разработку и воплощение Абель получил орден Ленина, Демьянов — орден Красной Звезды. И награду от немцев: Железный крест.

Когда отгремела Вторая мировая, опытного разведчика попытались использовать во Франции. Но с Парижем не сложилось, а после возвращения на родину Демьянов вернулся к гражданской жизни. Работал инженером-электриком в московском НИИ. Как рассказывают его биографы, Александра Петровича не стало в 1978 году. Умер от разрыва сердца, катаясь на гребной лодке по Москве-реке.

Об Александре Демьянове снято несколько телевизионных программ, таких как «Загадки века: этого не знал даже маршал» (2017), «Операция «Монастырь», «Тайны разведки: немецкий тыл на расстоянии удара» и другие.

Героем художественного кино разведчик родом из Калуги пока не стал. Но кто знает, может, в будущем будут доступны материалы, которые раскроют тайну его появления на свет в маленьком и совсем не столичном тогда городке…

Наталья КОНСТАНТИНОВА.

При подготовке публикации были использованы материалы  Вячеслава Меньшикова «Ржев Сталинград. Скрытый гамбит маршала Сталина», Эдуарда Шарапова «Судоплатов против Канариса».

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *