Пандемия как урок для калужской медицины

22 июня 2020 г. 16:42

Инфекционист-практик рассуждает, что должно измениться в системе регионального здравоохранения после COVID-19.

Борьба с распространением новой коронавирусной инфекции заставила взглянуть иначе на свою жизнь и переосмыслить ценности не только каждого из нас. COVID-19 стал серьезным испытанием на прочность и для самой медицинской сферы. Теперь главное – усвоить урок и идти дальше уже с новыми знаниями и опытом, считает заместитель главного врача по организации медицинской помощи населению Калужского областного специализированного центра инфекционных заболеваний и СПИД Татьяна КИРЕИЧЕВА. С ней мы беседуем о будущем регионального здравоохранения.

— Татьяна Владимировна, какие болевые точки в калужской медицине, на ваш взгляд, вскрыла нынешняя ситуация с пандемией?

— Болевые точки вскрылись не только в нашем регионе, но и в стране, и в мире в целом. Существовавшая организация медицинской помощи не ожидала такой атаки. Даже элементарно в плане одномоментного увеличения количества пациентов, требующих экстренной госпитализации, не говоря уже о том, что мы столкнулись с новым, неизвестным ранее, вирусом, который, к слову, до конца не изучен до сих пор. Но благодаря тому, что российская медицина сохранила свою санитарную службу, эпидемиологические порядки, это помогло нам быстрее, чем в других странах, сориентироваться в сложившейся ситуации с учетом огромной территории нашей страны.
В новой реальности резко возросла роль и потребность врачей-эпидемиологов и инфекционистов. Пожарные не каждый день на очаги возгорания выезжают, но их работа крайне нужна. Так и с инфекционной службой, эффективность которой измеряется низкой заболеваемостью, предотвращением эпидемий и ее готовностью к полноценной работе в таких сложных условиях, как любая эпидемия. А это отражение уровня и возможностей системы здравоохранения, это национальная безопасность страны.

— Те, от кого зависят решения, увидели необходимость сохранить инфекционную, санитарную, эпидемиологическую службы?

— Однозначно да. Количество специалистов, конечно, уменьшалось. Специальность «инфекционные болезни» стала немодной, что ли, не слишком востребованной у молодежи, работали люди пенсионного и предпенсионного возраста. Но сейчас нам есть чем гордиться. У нас в регионе трудятся теперь молодые инфекционисты, благодаря которым мы сейчас и работаем в сложных условиях. Да, у нас есть те, кто на период эпидемии пришел к нам из других учреждений, из других лечебных специальностей, которые нам очень помогли. Но костяк – это все же инфекционисты. И большая их часть – молодые, грамотные доктора.

— Помимо кадров, чем еще можно гордиться калужской медицине?

— Люди – всегда главное в любой профессии, в любой сфере. Если мы всюду поставим высококлассное оборудование, на нем кто работает?.. Вначале у нас тоже были сложности. Но кто бы что ни говорил, я считаю, что мы справились с поставленными правительством области задачами быстро: развернулись, переквалифицировали другие медучреждения, обеспечили необходимым запасом СИЗ, лекарствами, оборудованием. Справились, например, с тем, что не хватало мощностей системы подачи кислорода в палаты. Просто раньше в таком объеме никогда этого и не требовалось, так как не было такого большого количества пациентов, нуждающихся в интенсивной и постоянной кислородотерапии. Но этот урок мы выдержали.

— А какая задача оказалась для калужан самой трудной?

— Думаю, неумение заботиться о своем здоровье и здоровье близких. Многие игнорировали предупреждения об изоляции, не воздерживались от поездок в другие города и страны, что только усугубляло ситуацию. И сейчас, когда ограничения постепенно снимаются, некоторые воспринимают это так, что теперь и маски можно не носить, социальную дистанцию не соблюдать.
Так нельзя. На сегодняшний день ситуация стабилизируется, но на ноль мы не вышли. Да, у нас идет на спад количество заразившихся, но их же не пять и не десять. Поэтому должна быть социальная ответственность за собственное самочувствие и здоровье окружающих.

— Татьяна Владимировна, уважение, ответственность – это высокие материи. Если говорить в прикладном плане, чего, на ваш взгляд, не хватает сейчас здравоохранению в Калужской области? Может, оборудования, развернутой сети поликлиник?

— Да, без оборудования никуда, но средства для этого, уверена, будут изыскиваться, и сеть поликлиник со временем, возможно, станет шире, но проблема не в этом. На оборудовании в поликлиниках должны работать грамотные, квалифицированные специалисты, поэтому самым важным является вопрос кадрового обеспечения медицинских учреждений необходимыми кадрами. И их должно быть достаточно. Только вокруг людей будет наращиваться все остальное.
Калужская медицина зависит от того, какой специалист придет к нам из вуза. Его профессионализм взращивается не один год. Чтобы получить только базовое образование, надо шесть лет, чтобы стал грамотным доктором – еще 5 — 7, а для высокоспециализированных профессий, допустим, кардиохирурга, это не меньше 15 лет практики. Поэтому и меняется наша сфера не так быстро, как хотелось бы.

Однако человеку, приходящему на прием, хочется здесь и сейчас получить квалифицированную помощь. Как исправить ситуацию, когда люди недовольны приемом фельдшера или терапевта? Когда нередко видят из всего оборудования только фонендоскоп и кушетку 1917 года?

— Считаю, что взгляд на любую ситуацию всегда субъективен. Кто-то будет благодарен за помощь и даже не взглянет на старенькую кушетку. А кто-то не вспомнит, что врачи его с того света вытащили, зато будет жаловаться, что больничный суп был холодным. Наш социум меняется, потребительское отношение ко всему и вся растет.
А по оснащению таким раритетным набором, как вы сказали, я думаю, вы не найдете ни одно медицинское учреждение в области.

— Но случаи, когда скорую приходилось ждать полтора часа, точно бывали.

— Приведу пример из своей практики. Я на скорой работала после института. В четыре утра вызов к ребенку, повод – высокая температура. Приезжаем, на градуснике – 37,1. Пытаемся маме спокойно объяснить, что необходимо было вызвать участкового педиатра, а в ответ: «Температура, и вы обязаны приехать».
В другом случае приезжаем, а у ребенка – некомпенсированный порок сердца, он лежит и задыхается. Думаете, я обрадовалась, что приехала не сразу? Нет. Было чувство страха, что мне надо довезти его до больницы. И еще чувство обиды, что могла приехать, как только набрали 03. Но не приехала, потому что было большое количество вот таких вот вызовов с жалобами на температуру 40, а на поверку – 37,1.
Да, у сегодняшнего здравоохранения области есть проблемы, никто их не скрывает: и качество знаний, и дефицит кадров, и работа за пределами одной ставки, и, как следствие, нехватка времени на систематическое повышение квалификации. Но и у пациентов должно быть уважение к нашему труду, уважение к доступной, своевременной и бесплатной медицинской помощи, закрепленной законодательно в нашей стране.

— Как логичней, на ваш взгляд, дальше развивать региональную систему здравоохранения?

— Прежде всего, необходимо поэтапное оказание медицинской помощи. Для большей части населения достаточно педиатра, терапевта, врача общей практики, но их количество должно быть таким, чтобы эту потребность покрывать, чтобы медпомощь была доступна в любом районе с учетом численности жителей. При этом наблюдение узких специалистов требуется не каждый день. Однако в каждом районе узкопрофильные врачи, конечно, должны быть, их штатная численность, повторюсь, может зависеть от количества жителей в том или ином муниципалитете. При этом огромное значение имеет регулярное проведение диспансеризации. Главное, чтобы она стала обязательной для всех возрастных групп. Поэтому мое мнение, что первоочередной задачей регионального здравоохранения является решение кадровой политики в отношении первичного звена и их квалификации.

Беседовала Наталья ТИМАШОВА.

Фото kazache.ru.

Поделиться:

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *