Таксисты тоже плачут

15 июня 2020 г. 11:41

Как коронавирус сказался на калужанах, работающих под шашечками.

Хотя жизнь постепенно входит в привычное, докоронавирусное, русло, отголоски пандемии еще долго будут слышны в наших новых реалиях. И одни из тех, кому эхо тех событий и сейчас отзывается дефицитом в кошельках, – это таксисты.

Казалось бы, когда не работал в прежнем режиме городской общественный транспорт, когда были отменены или сокращены междугородние рейсы, это лило воду на мельницу извоза. Но калужских таксистов, как и работников индустрии развлечений, салонов красоты или общепита, тоже подкосил COVID-19. Правда, в отличие от перечисленных категорий большинство водителей, трудящихся под знаком шашечек, вряд ли смогут рассчитывать на государственную или региональную финансовую поддержку.

— В первые две–три недели после объявления ограничительных мер люди действительно осели в квартирах, и услугами такси пользовалось минимум горожан. Заработки водителей в эти дни упали на 70%, – рассказывает руководитель общественной организации «Дорожный патруль – Калуга» Дмитрий Павлюченко, не понаслышке знающий ситуацию. – После того как общественный транспорт в Калуге стал выходить на маршруты только утром и ближе к вечеру, работы вроде чуть прибавилось, но доходы это не выровняло. Пассажиров по-прежнему было немного.

Зато тех, кто хотел бы подзаработать извозом, наоборот, прибавилось. За баранку сели те, кто временно остался без работы или у кого до минимума сократилась зарплата.

— Но вскоре поняли, что жизнь таксистов в нашем городе – совсем не сахар, – усмехается Дмитрий Павлюченко.

По его словам, «несладкими» будни водителей на машинах с шашечками в Калуге стали уже давно.

— Люди какие-то нервные в последние годы, да и водители озлобленные, из-за этого много конфликтов возникает, – продолжает руководитель калужского «Дорожного патруля». — А таксист должен быть отчасти психологом, чтобы суметь быстро погасить недовольство своего пассажира, нередко садящегося в салон авто уже раздраженным.

Действительно, у клиентов к таксистам тоже есть свои претензии. Достаточно зайти на любой сайт с отзывами, чтобы это понять. Кого-то раздражает прокуренный салон, кто-то был вынужден садиться в подъехавшее «корыто» (т.е. старый автомобиль). Находились пассажиры, недовольные слишком быстро подъехавшим такси, а затем – бубнением водителя, что ему пришлось ждать. Хотя время прибытия машины «база» указывала иное.

Скрывать личные эмоции водителям непросто, ведь раздражающий фактор присутствует буквально каждый день и на каждом заказе. Это тарифы на поездку, которые, как утверждает Дмитрий Павлюченко, не менялись в областном центре уже лет семь, хотя тот же бензин дорожал за эти годы не единожды. Сказал свое неприятное для калужских таксистов слово в ценовой политике и пришедший на рынок «Яндекс», которым, к слову,

пассажиры как раз в большей степени довольны. Можно оплатить поездку по безналу или отследить, как далеко вызванное такси. В дни карантина нет ни одной жалобы на долгое ожидание. И это понятно.

— Сейчас многие ребята работают по 16 — 18 часов, чтобы остаться хоть в небольшом плюсе. Особенно те, кто возит пассажиров на арендованных автомобилях, – продолжает Дмитрий. – Но, по моим подсчетам, заработки по сравнению с тем, что были до пандемии, все равно меньше процентов на пятьдесят. А о безопасности при таком-то режиме работы вообще говорить не приходится.

Поездки по межгороду могли бы чуть выправить таксующим «дебет с кредитом», но калужане и раньше не особо часто заказывали такси на дальние расстояния, а в коронавирусное время таких поездок практически вообще не стало. Даже несмотря на то, что два с лишним месяца не работал популярный сервис BlaBlaCar.

«Корона» придавила калужских таксистов, а рассчитывать на какую-то помощь могут из них единицы – те, кто зарегистрировался как самозанятый или оформил ИП. Но на таких, по подсчетам Дмитрия Павлюченко, приходится не больше 20% частных таксомоторов в области.

— Основная масса работает по разрешениям, оформленным на транспортную компанию, – говорит он. – Но и в этом случае извоз – не самое доходное дело с нынешним тарифом. Судите сами: средняя цена поездки по городу – 100 рублей за три километра. Из них на бензин уходит около 30 рублей, пять кидаем на амортизацию машины, столько же – на оформление путевого листа (из расчета, что в месяц это обходится в сумму от 800 до 1 000 рублей). Плюс надо платить проценты компании, это еще 15 рэ. В итоге от сотни у водителя остается в лучшем случае 45 рублей. Отдавать из них еще 6% как самозанятому для многих накладно, вот и не регистрируются в этом статусе.

Увеличивать тариф сейчас, когда доходы упали и у пассажиров, вряд ли кто-то решится. А вот обуздать агрегаторов, которые, как выразился Дмитрий Павлюченко, «зажрались», надо. В борьбе за клиентов они не только снижают тарифы, не считаясь с теми, кто непосредственно возит пассажиров, но и устанавливают правила, играть по которым приходится чуть ли не вслепую.

— К примеру, ты не можешь узнать стоимость поездки, пока не возьмешь заказ, – поясняет собеседник. – По сути, лишаешься возможности подсчитать свой заработок от рейса. И это нелогично. Ведь, устраиваясь, скажем, на завод, человек заранее знает, какой будет у него зарплата, и соглашается на такие условия или ищет что-то другое.

Когда будет доработан закон, регламентирующий отношения агрегаторов такси и водителей, никто не знает. Хотя о необходимости уточнений таксисты мечтают уже не первый год. И, пытаясь прокормить семьи, колесят по городу по 16 — 18 часов в сутки. Но пассажирам об этом, наверное, лучше не думать.

Наталья ТИМАШОВА.

Фото go61.ru.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.