Я не знаю слово «папа»

3 апреля 2020 г. 10:56

Евгения Миленушкина рассказывает еще об одной судьбе солдата Великой Отечественной и его семьи.

Лисовкин Григорий Сергеевич, уроженец деревни Сорокино, в июле 41- го года был призван на фронт Бабынинским военкоматом. Семье известно только то, что в 44-м он получил ранение в грудь. Пришло короткое извещение. И на этом точка.

Он уходил воевать, прощаясь с большой семьей. Семеро детей, а молодая жена Полина ждала восьмого ребенка — дочь. О ее рождении он узнает не сразу, редкие же весточки от бойца в деревню приносили скудную информацию. Знали дома, что первоначально он был направлен на Прибалтийский фронт, в воинскую часть спецлагеря (какого — неизвестно), получил звание ефрейтора и числился в должности заправщика «катюш». Дома до сих пор хранится маленькая фотокарточка, датированная 1942 годом, с короткой надписью на обороте: «На память родным и супруге Поле, мамаше и всем моим деткам».

Младшая Люся отца никогда не видела. Но вместе с сестрами, когда выросла, вела отчаянные поиски хоть каких-нибудь сведений о нем. В архивах их было немного, узнала только, что в ноябре 43-го года Лисовкин был награжден медалью «За отвагу». А чью землю ценой собственной жизни он защищал, где покоится его прах и чьи руки положат цветы на солдатский холмик — нет ответа на эти вопросы.

Можно только предположить, что причиной такой скудной информации была степень закрытости той части, где служил солдат. Жена ждала, она все ходила на почту, расспрашивала вернувшихся с войны односельчан — не встречал ли кто ее Гришу? Не встречали. Ей бы тогда по свежим следам поездить по архивам, да только главной ее задачей было — поднимать детей. Матерью она была строгой. Даже за тройку в дневнике был суровый разговор. Но все дети учились старательно, хотя многокилометровый путь от деревни до Воротынска, конечно, мало способствовал усвоению знаний.

Сейчас в многодетных семьях самым младшим достается больше ласки и позволяются разные вольности. А Люся, вспоминая детство, отлично помнит, как за страсть к общественным нагрузкам ей здорово доставалось. Наказание было (страшно вспомнить!) — мать лишала куска редкой булки! На данный момент дети давно выросли и воспитывают своих детей и внуков.

Матери уже нет в живых, но благодарность ей за то, что сумела в дни жестокого голода сберечь их всех, воспитать и выучить, — в каждом сердце. Людмила Лисовкина (теперь Кошелева), работая на Калужском электромеханическом заводе, была человеком известным. На протяжении целого ряда лет являлась комсомольским вожаком одного из самых крупных цехов. Совсем не случайно сегодня именно она со своим сыном вновь и вновь пытается разыскать на земле следы погибшего отца. Ей до сих пор обидно, что за всю жизнь так и не пришлось сказать слово «папа».

Евгения МИЛЁНУШКИНА.

Фото Игоря РУЛЁВА.

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *