Профессии: где найдёшь, где потеряешь?

Тема сегодняшнего расследования родилась из бытовой потребности: я захотела починить часы. Да не простые, а прабабкины, мозеровские, с боем. Соответственно, нужен был часовщик. После недолгих расспросов хорошо информированных коллег, убедилась: найти его можно, но сложно. Общий вердикт звучал так: «Вымирающая профессия». Тут же на ум пришел настройщик фортепиано, которого найти было так же трудно, как сиамскую кошку в черной комнате, и завертелось: какие профессии уходят в эпоху здравия юриспруденции, банковского дела, фотографии и пиара? С этого дня я и начала собирать свою коллекцию. 

Исчезают на глазах

Первой вспомнилась профессия корректора. Не шучу: вопреки огромной потребности россиян в этих асах грамотности, тратятся на найм специалистов единицы. Может, стыдно признаться в собственном языковом невежестве? Да, кстати, последний справочник корректора выпустили в СССР аж в 1985 году. Пора бы переиздать. 

Далее. Про настройщиков и часовщиков все понятно. Но, есть и другие пострадавшие.

Технический прогресс унес с собой профессии рабочего на каменоломнях, бурлака, бондаря, фонарщика и бакенщика, свечника и машинистки, скорняка и ямщика, что уж говорить о малознакомых специальностях «катали», «горнового», «плитового» и «насыпалы», которые с успехом заменила строительная техника. Почти ушла в прошлое профессия чертежника, редким спросом пользуются трубочисты и телемастера, изрядно потерял престиж почтальон. Больше не встретишь на улице чистильщика обуви и точильщика ножей, не учат в вузах на телефониста и телеграфиста, курсы стенографии посещают только любители древностей.

По данным Международной организации труда при ООН, за последний век более 600 профессий бесследно исчезли, ещё более тысячи претерпели огромные трансформации. 

С другой стороны, кузнецы и каменщики прекрасно чувствуют себя и поныне — их мастерство не только востребовано, но и щедро оплачивается. А ткачам прогресс пошел не на пользу — ручной труд заменили машинным, и вчерашние рукодельницы вынуждены менять работу.  Еще один пример переменчивой судьбы: лудильщики стали электрогазосварщиками — цивилизация не дала им исчезнуть. А вот осериватели, работавшие на заводах по производству спичек, практически исчезли из-за зажигалок, вытеснивших экологически чистые спички.

Иногда казалось бы утраченные профессии возвращаются с новой начинкой. Так наследниками средневековых крысоловов, людей спасавших города от смертоносной инфекции и все же презираемых, считают себя ученые, которые, в отличие от собрата из Гомеля, используют для ловли грызунов не дудочку, а специальные отравленные приманки, безвредные для других животных.

Понятно, что изначально профессию рождает тяга к комфорту. Именно за него готовы платить деньги, а это рождает спрос на людей и их услуги. Окунемся ненадолго в историю и посмотрим, как и чем зарабатывали на жизнь сто и более лет назад.

Много-много лет назад…

Именно благодаря желанию вовремя проснуться в Британии и Ирландии во второй половине 19-го века до двадцатых годов XX просуществовала профессия будильщика — knocker-up. В окна не желавших опоздать на смену работяг нокеры стучали палками и шестами,  бросались горохом, и все эти усилия оплачивались несколькими пенсами в неделю. Когда часы стали доступны каждому, профессия исчезла.

Еще одно знаменитое и жутковатое ремесло, которое хорошо оплачивалось, но требовало особого склада характера — мастерство заплечных дел. Смерть до появления моратория на казнь и изобретения инъекций и механизмов, имела человеческое воплощение под названием палач. Слишком страшную память оставили после себя эти профессионалы, чтобы слово сразу исчезло из языка. Сейчас, даже в тех странах, где казнь есть, в роли палачей выступают солдаты или судебные исполнители. Головы на плахе рубят только террористы, официальные власти подобного кошмара себе не позволяют. В прежние времена, чтобы иметь право колесовать или обезглавить осужденного, требовался немалый опыт и определенная физическая сила, теперь надо просто нажать на кнопку.  

Живут и процветают изготовители париков пастижеры. Как и много лет назад, ремесло их учит индивидуальному подходу к клиенту и щедро оплачивается.

О следующей профессии слышал любой знаток русской истории: чесальщики пяток. О том, что пяточки не желавшей спать императрице Елизавете Петровне чесала княгиня Шувалова, тоже. А вот то, что спустя десятки лет после отмены крепостного права профессиональные чесальщики были востребованы в тех же банях, знают немногие. Еще в начале двадцатого века, до революции, профессия существовала. Последнее упоминание в литературе о ней — в рассказе Варлама Шаламова «Тифозный карантин», но сам расклад ролей в истории — образованный немец за еду и защиту чешет пятки вору — вызывает неприязнь. Ушло время. 

Целовальник — так называлось должностное лицо в XV—XVIII веках, которое отвечало за исправное поступление денег в казну. Название профессия получила из-за обычая целовать крест перед вступлением в должность. Участвовали целовальники в судебном и полицейском надзоре за населением. А стать им, в принципе, мог любой, так как избирался целовальник из посадских людей или черносошных крестьян. После 1754 сохранились только кабацкие целовальники, и еще во второй половине 19-го — начале 20-го века продавцы в винных лавках носили это звание.

Пока в 1858 году француз Фердинанд Каре не придумал первую абсорбционную холодильную машину с искусственным холодом, в чести были кольщики льда. Большое количество продуктов питания, которые стали предметом массовой торговли, надо было как-то сохранять. Спрос рождает предложение, и вот в начале 20-го века появились сезонные рабочие, которые с помощью огромных пил резали лёд на озёрах и продавали его по хорошей цене. Продержались кольщики до середины века, когда температура в усовершенствованных холодильниках стала достаточно низкой, чтобы продукты могли храниться в нем длительное время. 

Канули в лету плевальщик (занимался посадкой репы), плакальщицы (обучались ремеслу плача ещё с детства и были обязательными участницами всех обрядов на Руси), скоморохи, развлекавшие простой люд на городских улицах. 

Нет, разумеется, есть профессии больше напоминающие призвание, парфюмер, к примеру, или звонарь — абсолютный слух или идеальное обоняние должна подарить природа. Они не могут быть массовыми. 

Их всегда немного

Имейте в виду, что все перечисленные здесь профессии существуют в современном мире. Разница в том, что о них знает далеко не каждый, как и не каждый может ими овладеть. 

Гринкипер (greenkeeper): «хранитель зелени» обязан держать в пристойном виде газоны для регби, футбола и бейсбола. В Москве, к слову сказать, уже существует учебный центр для тех, кто решил стать гринкипером. 

Кавист —  специалист по винам, который, после длительной беседы с клиентом не просто подберет ему нужно вино, но и подскажет под какое блюдо этот напиток подходит. Не надо путать кависта с сомелье: кавист работает в магазине, винном бутике, а сомелье — работник ресторана.  Общее у них одно: обе профессии не включены в российский перечень профессий.

Кстати, их собрат фумелье тоже не забыт современной индустрией: он должен подобрать сигары и напитки клиенту так, чтобы они не «спорили» друг с другом. А чайный сомелье тетистер должен уметь составить букет и обладать тонким чутьем на самый популярный в мире напиток. Говорят, что, определяя вкус напитка, титестер не делает ни одного глотка, а лишь ополаскивает рот настоем. Для того чтобы стать титестером высшей категории, необходимо учиться не менее десяти лет. 

Переворачиватель пингвинов. Пожалуй, это самая редкая профессия на земле, ведь ею владеют только два человека и живут они на полярных станциях в Антарктиде. При посадке самолетов из-за звуковой волны птицы падают на живот, и выбраться самостоятельно из этой неудобной позы не могут — природой такая ситуация не предусмотрена. Вот и приходится людям им помогать.

Еще три профессии — шоппер, составитель частных библиотек и системный интегратор, — нужны только людям обеспеченным. Первый поможет выбросить старый гардероб и наполнить его новыми вещами, второй составит перечень книг, чтобы хозяин казался начитанным библиофилом, третий заставит систему «умный дом» работать как надо. На самом деле, в современном мире вам помогут во всем — только платите деньги. Нужна цель? Зовите коучей. Несколько бесед — и вот вы уже живете счастливо, со смыслом.  

Нюхач — этой профессией владеет только сотня людей во всем мире. Его задача — оценка запаха, а также составление парфюмерных композиций. Нюхачу требуется отличная память на ароматы, хороший вкус и десять лет обучения. 

Столько же учится ремеслу и торседор — профессиональный скручиватель сигар. Стажировка проходит на Кубе, на сигарной фабрике, где новичка учат заворачивать табак в оберточный лист и обрезать. Став мастером, можно заработать от тысячи в месяц и выше. 

Люди в белоснежных перчатках, которых можно увидеть в токийском метро — трамбовщики. Помочь людям войти в переполненный вагон метро — их прямая обязанность.

 

Пожалуй, на этом я остановлюсь, хотя круговорот профессий — явление увлекательное, тем более что в нашем мире, как в Стране Чудес, никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Разумеется, полный перечень редких и исчезающих профессий составить под силу только асам статистики. У меня же родился один вывод — надо быть готовой ко всему в этом переменчивом и капризном мире. И учиться как можно большему, вдруг, пригодится?