Алиса Фрейндлих в Стране чудес

Шестнадцать национальных и государственных премий, пять орденов и бесчисленные эшелоны цветов на премьерах, где блистает народная артистка СССР Алиса Фрейндлих.

Рожденная в театральной семье, после школы она блестяще сдала экзамены в Ленинградский театральный институт и была принята на курс Бориса Зона, воспитавшего плеяду великих мастеров сцены, среди которых был ее будущий муж Игорь Владимиров и в свое время режиссер нашего драмтеатра Зиновий Корогодский.

Впервые я увидела ее на сцене театра имени Комиссаржевской в спектакле «Малыш и Карлсон». Долго гадала, где отыскали такого талантливого мальчишку, который на сцене вытворял немыслимое. Купила программку и глазам не поверила — да это ведь актриса! Именно с мальчишек начинала она свой блестящий сценический путь. Амплуа травести вообще-то не очень звездная участь. И потому долгое время у нее была «цепь разных Оль, Маш, Вер — стайка девочек, досадно похожих друг на друга…». 

Роли доставались не самые главные. Но кто сказал, что проходные быстро забываются зрителем?! К примеру, проходная роль Алисы в спектакле по пьесе Ольги Берггольц «Рождены в Ленинграде». В зале в основном  бывшие блокадники. Спектакль шел в мертвой тишине. А под конец кто-то молча стоял, кто-то плакал навзрыд. В этом театре Фрейндлих не считала себя обойденной. Он стал для нее замечательной школой, лучше всяких вузов.

Прочитала в ее воспоминаниях зарисовки военной поры, страшной блокады города, когда они с матерью выжили благодаря бабушке, которая по часам выдавала кусочек хлеба, а потом его прятала до следующего часа приема пищи. Немало переживаний в семье было в связи с их национальностью. Еще задолго до войны из города стали высылать немцев, и отец Алисы, предчувствуя недоброе, уехал, оставив семью выживать, как могут. Потом вернется, но уже с новой женой. Хотя к выбору профессии дочери он отнесся очень трепетно, радуясь тому, что она пошла по его стопам. Только вот связывать судьбу с оперной сценой не рекомендовал, хотя у Алисы было великолепное меццо-сопрано.

Знакомство с режиссером Игорем Владимировым перевернуло всю ее жизнь. Поначалу она видела в нем только талантливого и строгого наставника, верного друга. Но когда его назначили художественным руководителем Театра имени Ленсовета, ушла за ним, не представляя себя без его плеча. Она признавалась, что всеми своими достижениями обязана ему. Именно рядом с ним она стала театральной примой, для нее он ставил спектакли и подбирал репертуар с учетом ее индивидуальности. 

Они стали мужем и женой. Родилась дочь Варвара. И все же они расстались — Алисе надоело терпеть бесчисленные романы мужа и его страсть к рюмке. Незадолго до развода они сыграли вместе в изумительной «Старомодной комедии». Глядя на двух людей преклонного возраста, по-хорошему завидуя их неожиданно вспыхнувшему чувству, казалось, что и в жизни у этой актерской пары все идеально. Но таким в их браке оказалась только дочь Варвара, которая получила по наследству от отца с матерью актерский талант. 

 Период жизни Алисы Бруновны в театре И. Владимирова можно считать самым ярким. «Трехгрошовая опера», «Ромео и Джульетта», «Преступление и наказание», «Таланты и поклонники» — настоящая Страна чудес для таланта Фрейндлих. Но в том-то и разница между актрисой — любимицей режиссера, но среднего дарования и настоящей богиней сцены. Часто самые заманчивые предложения мужа она отвергала, выбирая для себя роль, близкую по духу. Так, в «Трехгрошовой опере» Владимиров видел супругу в роли юной Полли. Но она сыграла старую мисс Селию Пичем, говорящую хриплым, надорванным голосом.

Частенько в прессе мелькали заметки с уколами в адрес театра Владимирова, называя его «Причалом одной актрисы». После развода Фрейндлих переходит в Большой драматический к Г. Товстоногову, хотя поначалу не представляла себе жизнь в чужом для нее коллективе. Великий режиссер знал, кого брал в свою труппу. Сразу же пошли шумные премьеры с ее участием. Там же сбылась и мечта сыграть шекспировскую леди Макбет в паре со старым другом Олегом Басилашвили и с участием дочери Вари. 

Очень странно, что все эти победные годы в ее жизни почти не было кино. Хотя давно к ней присматривался Э. Рязанов. Были пробы на героиню в «Гусарской балладе», но Алиса оказалась «слишком женственной», а нужна была девица-гусар. Видел он ее и в роли Нади Шевелевой в «Иронии судьбы…», а худсовет утвердил Б. Брыльску. Зато «Служебный роман» у Рязанова с актрисой состоялся. В этой картине режиссер в роли «серой мыши» Калугиной видел только Фрейндлих. Кстати, обе песни про погоду и душу, в которой «покоя нет», она исполнила сама. А чтобы подобрать для своей героини нужный костюм, переворошила весь мосфильмовский гардероб. У Рязанова же она еще блестяще сыграет Хариту Огудалову в «Жестоком романсе».

Давно хотел позвать к себе иА. Тарковский. Увидев ее в спектакле «Варшавская история», попросил А. Солоницына представить его актрисе. Не очень велика ее роль в «Сталкере», но разве можно ее забыть! Одна сцена скандала, который она устраивает мужу, собравшемуся снова идти в Зону, чего стоит! На этом ее фильмография не заканчивается: «Соломенная шляпка», «Агония», «Анна и Командор», «Бульварное кольцо», «Женская логика», «Возвращение мушкетеров», «Полторы комнаты, или Сентиментальное путешествие на Родину». Хотя в основном она все же театральная актриса.

Страна чудес Алисы Фрейндлих была бы не полной, если бы она не сыграла королеву. В фильме «Д’Артаньян и три мушкетера» ее Анна не такая, как все венценосные особы: она любит, врет мужу, делает глупости, совершает дерзкие поступки. Нельзя не сказать еще про одну ее работу после десятилетнего отсутствия в кино. В фильме «На Верхней Масловке» она поистине продемонстрировала Чудо, сыграв почти девяностолетнюю женщину-скульптора, доживающую свой век в старой мастерской. Играет невозможность ходить, дышать, иногда говорить. И все же она женщина, способная любить, очаровывать, презирать, прощать. Зритель живет вместе с Алисой, смеется вместе с Алисой и умирает вместе с Алисой.