Наталья Крачковская. Женщина — «мечта поэта»

Недавно вся страна была опечалена вестью о кончине замечательной комедийной актрисы Натальи Крачковской. Ей за долгую актерскую жизнь не пришлось сыграть Джульетту (фигура была не та), но ее мадам Грицацуева подарила ей страстную любовь всех киноманов земли.

Она родилась в актерской семье. И потому нет ничего удивительного в том, что юная пышка отважилась поступать в ГИТИС при бешеном конкурсе 256 человек на место. Читала монолог Иванушки-дурачка из «Конька-Горбунка». И сразу услышала мнение мэтров сцены: «Эту «дурочку» надо брать». Но проучилась Наташа не долго — попала под машину и потеряла зрение. Оно позже восстановилось, но высшего образования она так и не получила, а потому долгое время довольствовалась игрой в массовках. Настоящим дебютом в кино стала роль Веруньки в картине В. Басова «Битва в пути».

Впереди ее ждала настоящая слава, и тому поспособствовал ее муж звукооператор Владимир Крачковский. Познакомилась она с ним, кстати, в нашей Тарусе во время съемок. Но его страстное ухаживание с букетами роз никак на нее не действовало. Тогда он поменял тактику и как-то утром принес ей в гостиничный номер поднос с творожком, сливками и свежими булочками. Неприступная крепость была взята. 

И вот тут началось самое интересное. Владимир работал с Л. Гайдаем, а тот в то время как раз задумал съемки «12 стульев» и искал подходящий типаж мадам Грицацуевой. Пробовались Галина Волчек, Нонна Мордюкова — все ему не нравилось. И как-то он сказал Владимиру: «Вот бы мне найти актрису типа твоей жены. Она точно — «мечта поэта»!» Крачковская была утверждена на роль. Но, взглянув на сценарий, где было написано: «Мадам Грицацуева — дама необъятных размеров с арбузными грудями», страшно обиделась и швырнула сценарий мужу. А тот: «А ты себя в зеркале видела?». Проблема была решена. К слову сказать, супруги постоянно обменивались шутками, остротами и всю жизнь, любя друг друга, не допускали даже малейших ссор.

Больше Гайдай не отпускал от себя Наталью. Трудно сказать, какая из ее работ в его картинах была самой блистательной. Вспомним супругу управдома Бунши, ее фраза «И тебя вылечат, и меня вылечат» стала крылатой. Кстати, многим было интересно — точно ли ради роли актриса постригла себя наголо? На такое предложение Гайдая Крачковская парировала: «Тогда и себя постригите!». Во время съемок она серьезно заболела и сбросила целых двадцать килограммов. Гайдай прервал работу, прописав ей ежедневное меню с макаронами, манной кашей и сливками. Фигура стала восстанавливаться, и съемки возобновились. 

Снялась актриса и в других картинах режиссера: «Не может быть!», «На Дерибасовской хорошая погода…», «Инкогнито из Петербурга». Но были киноленты и других режиссеров, где она блистала: «Человек с бульвара Капуцинов», «Эта веселая планета», «Покровские ворота», «Операция «Кооперация». Уверена, зрители в кино шли именно ради Крачковской. Откуда она, профессионально не обученная, находила ключи к своим образам? Она утверждала: «Из жизни, нужно только внимательно посмотреть на них со стороны». А еще признавалась: «Грицацуева — это я. Такая же доверчивая, влюбленная, несчастная дура». 

Трудно в это поверить, но актриса никогда в жизни не комплексовала по поводу своей фигуры, утверждая с присущим ей юмором, что «у женщины должна быть верхняя и нижняя часть, и все это должно быть очень вкусно. А худышка — палка и перекладина, на которую только пиджак повесить». Еще одно часто ею повторяемое утверждение: «Я никогда не сомневалась, что чертовски мила и хороша собой. Если бы я не смеялась над собой, то дала бы повод смеяться другим». Не потому ли по жизни вокруг нее всегда толпились мужчины, утверждая, что она женщина — «сто килограммов мечты»?

Любя вкусно поесть, Наталья сама была кулинаркой знатной, утверждала, что диеты — это изуверство, выдуманное худыми людьми из зависти к полным. Потому к ней в дом любители хорошо закусить приходили часто. Притягивали гостей не только мастерски испеченные пироги и гусь под яблоками, а прежде всего ее необычайная доброта и порой даже непомерная расточительность. Приходя на рынок или в супермаркет, она брала всё первое попавшееся. Потом, спохватившись, что купила лишнее, без жалости отдавала соседям. Ей ничего не стоило взять и подарить приятельнице дорогое ожерелье или что-то из купленного за приличную цену за границей. Так что вроде бы судьба должна была и ей дарить бесконечные радости, но, увы, так в жизни не бывает!

Первым тяжелым ударом для нее стала смерть любимого мужа. Она впала в депрессию и на два года исчезла из поля зрения кинематографистов. Спас ее Миша Кокшенов, пригласив в свою картину «Аферисты». И все же в последнем ее телеинтервью слышится нестерпимая боль признания: «Нет ничего страшнее одиночества!». Хотя тут же добавляет, что научилась жить одна, что дала себе установку перестать плакать и колотиться головой о стену. Продолжала работать, выходя на сцену, но не ради денег, а потому что «иначе бы умерла с тоски». 

Но ведь есть ею безмерно любимый сын Васечка. Что же он? Рассуждать на эту тему не хочу, потому что всё, что тогда говорила актриса, примерила на себя. Можно безумно любить свое чадо, но не слышать его голоса, не держать его за руку. Он вроде есть и близко, но он не с ней. Все, что она имела, она отдала ему, своему единственному. Конечно, с врачебными диагнозами не поспоришь, но одна из близких ее подруг сказала: «Ее убило беспочвенное ожидание. Хотя бы звонка…». Она ушла из жизни, так и не услышав его голоса.

Неповторимая актриса второго плана, о которой великие режиссеры говорили: «Не надо пытаться ее переделывать!». Галерея образов располневших сварливых жен, тёщ, стервозных соседок — всё это Наталья Крачковская. Для нее лучшей похвалой были признания коллег: «Какую же дрянь ты сыграла!».